Манижа дважды победила на «Евровидении»: «Сижу в шоке постоянно»

Манижа дважды победила на «Евровидении»: «Сижу в шоке постоянно»

На первой репетиции певица порадовала европублику отсутствием притворства: «Я – независимый музыкант из страны, где много талантливых людей»

На конкурсе «Евровидение 2021», который, наконец, с задержкой в год доехал-таки до Роттердама, прошли первые репетиции. В то время, пока в еще полупустую Ахой Арену съезжаются гости и участники, которым предстоит через каждые 48 часов сдавать ПЦР-тесты, чтобы работать и спать спокойно, очевидной героиней первого дня начавшихся репетиций стала участница из России Манижа. Нашумевшая песня и номер Russian Woman произвели весьма позитивное впечатление на журналистов.

Из родной страны на конкурсную чужбину певица выезжала почти в роли скандального изгоя. Однако, то, за что артистку шпуняла и хейтила Мама Раша, здесь в Нидерландах вызвало состояние восторга, приближенное к эйфории. Более того, Манижа уже дважды успела официально победить на «Евровидении 2021» — еще до начала каких-либо конкурсных баталий. Детали, подробности, впечатления и ощущения — от нашего корреспондента Артура Гаспаряна, а также — от самой Манижи в ее эксклюзивном интервью для «МК».   

Мультикультурное переживание

В Роттердаме, кстати, почти уже и не вспоминают Little Big, которые имели право приехать на конкурс (из-за коронавирусного локдауна прошлого года такую возможность организаторы оставили за всеми участниками несостоявшегося «Евровидения 2020»), но не захотели. Люди помнят, конечно, что были такие весельчаки с мегахитом Uno, в памяти они остались несомненными «героями вечеринки», но не более того. Как говорится, умерла – так умерла.

А вот кого, помимо Манижи, ждали не то что с любопытством, а прямо-таки с вожделением, так это Сергея Лазарева — просто как гостя. Просто, чтобы еще раз взглянуть, насладиться милым, как оказалось, голландскому глазу и уху поп-любимчиком, соприкоснуться рукавами, понежиться в лучах трепетной ауры и раствориться в елейных трелях тревожного тенорка. Об этой тайной страсти мне прожужжали уши толпы голландцев буквально за пару первых дней нахождения в Роттердаме. Гей-чувствительная страна до сих пор пребывает, оказывается, под большим впечатлением от «европупса» из России и его европоходов. Артист без сомнения вошел у местной публики в пантеон героев и «икон» «Евровидения» — наряду с легендарной АВВА (главная икона) и пестрой плеядой вице- и вице-вице-икон типа израильтянки Даны Интернешнл, шведки Каролы, российских t.A.T.u., украинки Верки Сердючки и прочих.

И когда на вопрос: «А Лазарев приедет?», — узнавали, что не приедет, одухотворенная надежда на голландских лицах повсеместно сменялась кислым расстройством. Так что третий раз имеет для Сергея вполне разумные резоны и перспективные виды на евроурожай. Что, кстати, может дать и очередной выигрышный шанс «Мистеру Евровидение» Филиппу Киркорову (Лазареву теперь без него уже никуда), который по многолетней традиции будет брать измором евроконкурс и в нынешнем году, на сей раз — с подопечной из Молдовы Натальей Гордиенко. Гордиенко хороша и чудесна, песня Sugar – мила, красочна и танцевальна, но все-таки — не Билан, что очевидно, так что Лазареву надо думать и, возможно, даже подсуетиться. За себя и за того продюсера…

Маниже, правда, как независимой певице не удалось испытать на себе опеку большого «евробрата» Филиппа, а ее ремарка о независимости от мейнстрима в шоу-бизнесе вызвала у журналистов на пресс-конференции после первой репетиции одобрительные аплодисменты.

Столь же одобрительные и весьма горячие аплодисменты сопровождали и выступление артистки на премьерной репетиции. Журналисты, съехавшиеся освещать конкурс со всей Европы, в принципе достаточно доброжелательны к участникам, но всегда чувствуется, кто и что вызывает особенный интерес. В этом году Манижа совершенно однозначно оказалась у европублики в категории must see (то, что надо обязательно увидеть), несмотря на скромные пока прогнозы букмекеров. В этом списке «достопримечательностей» нынешнего еврогода значатся и текущая фаворитка Destiny с Мальты, и швед Tusse, и Senhit из Сан-Марино, и бельгийцы Hooverphonic, итальянцы Maneskin, украинцы Go_A, швейцарец  Gjon’s Tears, другие. Манижа шумно ворвалась в этот заметный ряд с ярким перфомансом и неоднозначной песней.

Во-первых, все наслышаны и начитаны о беспрецедентной буче в России, последовавшей после выбора артистки и ее песни на нацотборе. Во-вторых, сама буча и ее подоплека вызывают в Европе искреннее недоумение и непонимание, поскольку в Маниже, ее образе и песне Russian Woman здесь не видят ничего, кроме яркой самобытности, музыкально «аппетитной» нестандартности, замешанной на этнике и современных ритмах, а также прогрессивный месседж, акцентирующий мультикультурность и силу духа женщин (в данном случае – русских), преодолевающих на своем пути стены и преграды. Объяснить кому-то в Роттердаме, в чем заключается вменяемое певице на родине разнокалиберными патриотами, ветеранами, депутатами, госначальницами и госначальниками, следственными органами и просто городскими сумасшедшими «оскорбление чувств» и «издевательство», равносильно попытке достать Луну с неба.

Живой музыкальный рисунок песни не разочаровал яркой подачей и на первой репетиции. Тем более, что расхожий стереотип о «Евровидении» как конкурсе не столько песен, сколько номеров, никто не отменял. При этом Маниже удалось избежать помпезной патетики и дорогостоящей машинерии. Здесь можно добавить – как у некоторых и многозначительно потупить глазки в пол.

Вместе с известным режиссером-постановщиком Андреем Сычевым они использовали хорошо известную, но часто нелегкую в реализации формулу «скромненько, но со вкусом». На призыв Манижи в соцсетях сотни поклонников прислали артистке кусочки тканей, символизирующих национальные костюмы многочисленных народов, населяющих «мультикультурную», как считает Манижа, Россию. Эти ткани стали основой внушительного каркаса в виде пестрого платья, в котором артистка появляется почти матрешкой, плывет по сцене, поет и веселится, а потом легким движением руки платье распахивается встроенной в каркас дверцей, и к публике выпрыгивает девушка в рабочем комбинезоне. «Это – мой манифест, показать работающий класс России, женщин, которые трудятся очень напряженно, чтобы добиться успеха», — пояснила Манижа журналистам на пресс-конференции.

Бэк-вокалисты, подтанцовывающие и подпевающие, сливаются с Манижей в пронзительное колоратуро, забираясь музыкальными альпинистами на максимально высокие ноты. Песня и номер превращаются в веселый карнавал, все счастливы, и зрители (пока только журналисты) взрываются в финале громкой овацией. Представляя на пресс-конференции свою вокальную группу – Александра, Марка, Василису, Иолину, Артемия, — артистка заметила, что «они – не бэк-вокалисты, а прекрасные вокалисты, в нашей стране много талантливых людей».

«В Таджикистане была большая война, мы переехали в Россию, когда я была еще ребенком, были беженцами, и это был долгий путь, чтобы попасть сюда (на «Евровидение»), — делилась Манижа сокровенными переживаниями с журналистами, — Поэтому я испытываю чувство гордости от того, что я здесь, для меня это очень важно. Я выросла в России, люблю ее, люблю ее язык, ее мультикультурность. Это так прекрасно, и я верю в эти вещи!».

Спетое, показанное и сказанное Манижей на первой репетиции и пресс-конференции один из наблюдателей оценил короткой фразой: «Без притворства». Похожее ощущение, видимо, разделили, и остальные. На голосовании, которое аккредитованные журналисты по традиции ежедневно проводят в дни конкурса, Маниже присудили лидерство в «подгруппе» из 6 участников первого репетиционного дня. Таким образом артистка обошла литовцев The Roop (песня «Discoteque»), шведа Туссе («Voices»), ирландку Лесли Рой («Maps»), словенку Ану Соклич («Amen») и певца Васила («Here I Stand») из Северной Македонии. Маленькая, но победа. К тому же – уже не первая на полях нынешнего конкурса. Весомое и значимое признание артистка снискала у профессионального литературно-журналистского жюри, также традиционно голосующего на ресурсе Eurostory в номинации «Best Lyrics Awards». «Лучшим текстом песни» на «Евровидении 2021» признана «Russian Woman», написанная Манижей в соавторстве с израильскими авторами Ори Авни и Ори Каплан. Сочинение лидирует с внушительными 50% голосов, опередив итальянскую песню «Zitti e Buoni» группы Maneskin, болгарскую «Growing Up» (Виктория), нидерландскую «Birth Of A New Age» (Жангу Макруй) и бельгийскую «The Wrong Place» (Hooverphonic).

Так что две победы на «Евровидении 2021» у Манижи уже в кармане, или скорее — в подоле ее расписной затейливой мультикультурной юбки-трансформера. Когда на пресс-конференции ведущая зачитала коммент, пришедшей в онлайне, о том, что творчество и месседж певицы «помогает многим людям во всем мире», Манижа чуть не расплакалась: «Спасибо!- говорит, — Для меня это очень приятно и очень важно. Я думала, что помогаю в первую очередь людям в своей стране, а про весь мир даже не предполагала».

На первой репетиции «Евровидения» Манижа раскрыла главный поставочный сюрприз — платье-трансформер из лоскутков «мульткультурной» России

«Приятный бонус к хейту»

В аэропорту Амстердама делегация из России, ожидая автобус на Роттердам, коротала время у стены, расписанной граффити с березками. Сперва все умилялись березовой пасторали, такой родной и знакомой, а потом заметили натянутую прямо над ней колючую проволку – стена ограждала летное поле. Ощущение родины, из которой вылетели-то только три часа назад, еще больше усилилось, и все ринулись позировать и селфиться на фоне родных березок, так знакомо обнесенных колючкой на гостеприимной и гордящейся свободами нидерландской земле. Аллегория? Метафора? Знак судьбы? Поди разбери…

К отъезду на «Евровидение» Манижа приурочила премьеру нового клипа «Держи меня, Земля», где ее вокальная и музыкальная синергия сливаются в пронзительное философское и драматическое повествование о ростке новой жизни, который проклюнется и на пепелище. Вышла прямо-таки оптимистическая трагедия по лучшим заветам классиков.

Первые дня дня. Беглая экскурсия по осторожно оживающему после жесткого локдауна Роттердаму, первая репетиция, первая пресс-конференция, первые интервью явно взволнованной прессе и лично ведущей конкурса Шанталь Янзен, популярной в Нидерландах телеведущей-трансгендеру, которая изъявила особенную заинтересованность во встрече с «русской этно-фьюжн дивой Манижей»…События и эмоции, сменявшиеся, как в калейдоскопе, создали почти сюрреалистический фон. Для творческой натуры стечение подобных обстоятельств – всегда почва для особенных переживаний, что добавило дополнительного драйва в интервью с Манижей в начале волнующего евромарафона.

— Манижа, кажется, ты крайне взволнована первыми впечатлениями?

— Конечно! Во-первых, я больше года не была нигде. И для меня, конечно, сам перелет и возможность находиться в Европе уже достаточно для яркого и эмоционального состояния. И к этому прибавляется участие на «Евровидении», подготовка к нему. Мне кажется, что мое эмоциональное состояние дошло до некоторого «потолка», когда я уже не могу прыгать и орать… Я просто сижу в шоке постоянно. Если говорить кратко, то я очень рада и благодарна за то, что сейчас происходит. И немножко грустно из-за того, что это все совсем скоро закончится.

— За те два месяца после нацотбора на «Евровидение», когда на тебя обрушилась волна хейта и проклятий в России, ты не пожалела о том, что ввязалась во все это со своей «Рашен вумен»?

— Конечно, были моменты, когда я просто испугалась. Как любой нормальный живой человек могу испугаться, могу расстроиться, могу оказаться в состоянии страха, переживаний. И у меня были мысли вначале, что, боже мой, может быть, мне все-таки не надо ехать?.. Потому что я даже представить не могла, что реакция на мое творчество может быть настолько радикальной. Тем более, что цели такой у меня не было.  Давно живу в своем творческом мире, те, кто знают меня, видели, что я нигде и ни разу не солгала. Но, как оказалось, я жила в вакууме. Я окружала себя людьми, которые отражали мои же внутренние ценности. И вдруг этот вакуумный пузырь лопнул, я обнаружила, что людей намного больше, чем тех, кто живет со мной в моем мире и в моем творчестве, больше мнений и больше ответов на вопросы «кто я?» и «кто все эти люди?».

— Тем не менее ты преодолела искушение испугом и несмотря ни на какие угрозы с проклятиями решила играть до конца…

— Просто в итоге посмотрела на ситуацию спокойнее, немножко с другой стороны и даже оказалась ей рада.

— Рада?!

— А потому что все это как-раз отразило, подтвердило то, к чему я в своем творчестве обращаюсь и против чего выступаю. Поэтому и важно, чтобы обо мне узнало как можно больше людей. Неприятие, булинг, травля до сих пор существует в обществе. Ксенофобия до сих пор существует. Мне искренне жаль, что это происходит. Но я очень рада, что мы сейчас говорим об этом — пускай даже ценой моих личных слез, переживаний и страхов. Это все временно, я абсолютно в это верю и точно знаю, что я на своем месте. Я благодарна этим двум месяцам, потому что обросла такой броней, поняла, что не только должна, но и могу отвечать за свои слова, поступки, действия и за свое творчество. То, что я нахожусь сегодня здесь, только подтверждает правоту моей цели, и я должна быть довольна, а не испугана и разочарована.

— Получилась война на два фронта: с одной стороны – надо было отбиваться от нападок, с другой – готовиться собственно к конкурсу. В этом плане все шло гладко?

— Да, я довольна. Хотя были сложности, о которых мы особо не рассказывали. Один из наших участников, бэк-вокалист Артемий, попал в реанимацию с гликемической комой. Иметь в таком раннем возрасте сахарный диабет – очень тяжело не только физически, но и психологически. Мы не знали, что делать, потому что не хотели оставлять его одного. Получилось бы, что бросили, а мы все-таки команда Мы понимали, что если оставим его в Москве, это может еще сильнее навредить — и ему, и нашему собственному психологическому состоянию. К тому же Артем — важная часть нашего коллектива, не хотелось без него ехать. Мы долго не знали, что скажут врачи – можно, нельзя? Был стресс, но в итоге все благополучно разрешилось, он с нами и мы счастливы. У другого нашего бэк-вокалиста обнаружились проблемы с документами за 12 часов до вылета, но, к счастью, все разрешилось, и мы совершенно точно находимся здесь в желаемом составе. В общем, эти два месяца меня научили тому, что каждый новый день может внести проблемы, но надо не боятся, а двигаться и решать. Никто и ничего не будет делать за тебя.

— На пресс-конференции ты трогательно и благодарно говорила о своих бэк-вокалистах, поправляла журналистов – мол, они настоящие вокалисты, таланты, а не просто бэки. Хоровое многоголосие в вашей песне сразу обратило на себя внимание, то, как вы это все смакуете…

— Я так и говорю, что у меня – целый хор. Я вообще фанат любого хора. Для меня это – концентрация бешеной энергетики, когда музыканты одновременно и отрываются и наслаждаются на сцене. И слушателям нравится, и нам классно. В «Рашен вумен» как-раз и звучит этот отсыл — к истинному хоральному этническому исполнению.

— А вот Агутин сказал, что «песня слабая»… Типа не хейт вовсе, а сугубо профессиональная критика…

— Это же его мнение, он имеет право. Мне тоже могут не все песни Агутина нравиться. Это же не значит, что он плохой исполнитель.

— Нравится–не нравится – это одно. А когда «песня слабая» — это немножко другой нюанс оценки…

— К сожалению или к счастью, я не могу определить, почему он так сказал или почему так сказал именно сейчас. Каждый имеет право на свое мнение и на свое сомнение. Я как музыкант и профессионал не считаю эту песню слабой, я в нее искренне верю и очень сильно люблю.

— Самое грустное во всей войне страстей вокруг тебя и твоей песни – уродливый оскал ксенофобии и национализма, который, кажется, долго ждал и, наконец, дождался своего часа, как только на «Евровидение» от России собралась ехать «какая-то таджичка»…

— Недавно кто-кто сравнивал, говоря о волне «Black Lives Matter» в Америке, что у нас такого быть не может. Такого не может, но может что-то другое. Бытовой расизм в нашей стране, к сожалению, широко распространен. Часто как бы в шуточной форме, но очень некрасиво друг к другу относимся, часто это считается нормальным. Сколько раз в жизни я слышала в свой адрес: «Ты то ли таджичка, то ли узбечка, то ли казашка, то ли цыганка. Да какая разница, вы все на одно лицо». Много раз это слышала и даже научилась смеяться этому в ответ.

— И записала шутливую песню «Недославянка, недотаджичка»…

— Это уже был финал моего внутреннего конфликта, когда я приняла свою сущность — многогранную, очень разную. Но в реакции на «Рашен вумен» я заметила еще одну вещь, связанную с нашим менталитетом – воспринимать с подозрением все нелинейное, то, что не очень понятно. Бросаться сразу искать, в чем подвох, потому что его там не может не быть, хоть тресни. А его нет, этого подвоха, а надо ж найти…

— На испанском онлайн-preparty импровизация из микса «Рашен вумен» и песни «Не верь, не бойся» группы t.A.T.u., которую они исполняли на «Евровидении 2003», была признана лучшим перфомансом трехчасового шоу. Почему ты выбрала «Тату» для этого концерта?

— Меня очень вдохновили сами организаторы, когда сказали, что они пять лет не приглашали Россию на это preparty, но им настолько нравится «Russian woman», что они готовы дать мне даже неделю на подготовку, несмотря на то, что все дедлайны у них уже закрыты. Мне было очень приятно это слышать, но и у меня неделя была очень плотная. Они написали, что им нравится, когда артисты поют песню от своей страны, которая уже была на «Евровидении». Я вспомнила, что для меня «Евровидение» началось с участия группы «Тату». Вспомнила слова: «Не верь, не бойся, не проси и успокойся», — и подумала: «Господи, они так точно отображают то, что происходит вокруг меня». Эта песня стала своеобразным переосмыслением, потому что когда ты ее слушаешь в 13-14 лет, то она воспринимается просто как классный клип, расколбас. А когда в 30 лет садишься и слушаешь, пройдя через всю эту травлю, ненависть, то слышишь ее уже по-другому. Она меня разорвала на части просто. Я вдруг поняла, что мы были созданы друг для друга с этой песней. Мы сделали видео, и потом испанцы мне написали: «Манижа, вы знаете, это лучшее видео, которое нам когда-либо присылали». Сперва я подумала, что просто дежурная европейская вежливость. А потом посмотрела трансляцию и действительно — классное видео вышло, живое.

— Тебе не кажется, что если бы не в 2003-м, а сейчас вдруг возникло что-то типа «Тату» в качестве лица России на «Евровидении», то истерика наплодившихся за эти годы охранителей «духовных скреп» вышла бы еще апокалиптичней, чем в случае с тобой и твоей «Рашен вумен»? Так сильно изменились времена…

— Я не знаю. Мне хочется сказать «нет», что было бы так же, как и в 2003 году. Но не очень уверена, что это будет правильный ответ. С другой стороны, у меня же получается продолжать то, что я делаю. Какие бы не были сложности, у меня не было желания отказаться от собственных слов, изменить свою позицию.

— В том числе поехать на «Евровидение» с «совершенно неформатной», как считают многие, песней?

— Мне кажется, что большинство наших артистов еще не привыкли к такому формату музыки. Я искренне верю, что музыка может намного больше сделать, чем нам самим кажется. Не только принести нам денег, корпоративы, красивые шмотки и №1 в топ-чартах. Это не самое главное в музыке. Мне все продюсеры писали: «Это же не хит». А что такое хит, до сих пор не ответили. А может быть хит — это когда человек задумается, послушав песню, правильно ли он живет, действительно ли свободен, захочет что-то поменять в себе, в своем отношении к жизни. В песне «Russian woman» я пою о стереотипах, которые мне лично насаждало общество очень долго: Когда ты выйдешь замуж? Когда родишь детей? А вот работа не должна быть на первом месте и т.д. и т.п. Я что, выхожу такая и ору: «Всё, баста, бросайте своих мужей, не рожайте детей! И быстро всем работать!»? Я так не выхожу, я говорю: «У тебя есть выбор, ты можешь так, а можешь и так. Жизнь очень длинная и многогранная, попробуй разное, не надо думать, что ты создана только для чего-то одного».

— А федеральный телеканал, на котором случился этот нацотбор раздора, не пожалел в итоге, что устроил сам себе такое приключение? Годами никаких нацотборов, а тут в кои-то веки замутили и на тебе… Гранд скандаль!

— За все это время меня ни разу никто не заставил делать или говорить то, что я не хочу, выглядеть так, как я не хочу. Мне говорили только одно: «Ты должна оставаться такой, какая ты есть, не бойся, держись, это тяжело психологически, но ты сильная, ты веришь в музыку, в то что делаешь, и не переводи, пожалуйста, песню на английский язык – это же так круто, что вы поете на русском». Это вызывает у меня огромное уважение и благодарность.

— Ну и поздравляю тебя с победой в профессиональной номинации «Best Lyrics Award 2021» ассоциированных с «Евровидением» литераторов и журналистов, только что объявленной на ресурсе Eurostory! Привет Агутину, так сказать…

— Я очень рада этой награде, жду с нетерпением, когда мне ее вручат. Не как доказательство, что: «Смотрите, я была права». Когда я делала песню, изначально понимала, что мне не надо ничего никому доказывать, я совершенно чиста в этом плане. Здесь, скорее, приятный бонус ко всему хэйту, который происходил…

Манижа перед «Евровидением» показала нестандартную фигуру: яркие кадры

Смотрите фотогалерею по теме

Источник: mk.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *