НОВОСТИ СО ВСЕГО МИРА
Спектакль из Екатеринбурга по легендарной пьесе 90-х показали в Москве

Спектакль из Екатеринбурга по легендарной пьесе 90-х показали в Москве

«Рогатка» в «Коляда-театре»: это вам не Виктюк

«Коляда-театр» уже в пятнадцатый раз приехал на большие гастроли из Екатеринбурга в Москву. В течение трех с половиной недель можно увидеть спектакли, поставленные в прежние годы и совсем новые. Среди них – «Рогатка» по легендарная пьесе Николая Коляды, которую не раз ставил Роман Виктюк. 

Традиционно на показы приходят давние поклонники этого особенного театра. Они приносят актерам подарки, продукты, собственную стряпню, выражая таким образом любовь к своему кумиру Николаю Коляде. Многие ради него и приходят. А он в фирменной тюбетейке щедро раздает автографы, фотографируется со всеми желающими, которых тьма, и которые выстраиваются в очереди, чтобы просто постоять рядом. Ощущение домашнего тепла, сумасшедшая энергия — вот что  необходимо людям.  

Николай Коляда выходит на сцену, рассказывает про Арсения Белова, чей трогательный детский голосок  звучит перед началом каждого спектакля,  предупреждает о необходимости выключить мобильные телефоны и пейджеры, которых давно нет. Запись сделана 18 лет назад. Арсению теперь 24 года, и нашему вниманию предлагается взрослая версия его обращения к зрителям.

Потом начинается спектакль молодого режиссера Алексея Балыкова по самой знаменитой пьесе Николая Коляды «Рогатка»,  написанной в 1989 году.   Первым ее поставил Роман Виктюк — сначала в США в театре Сан-Диего,  потом в Москве с Дмитрием Бозиным, Сергеем Маковецким и Екатериной Карпушиной. Коляда тогда  был  мало кому известен, «Рогатку» он прочитал на семинаре в Пицунде, и другой начинающий автор Людмила Улицкая передала ее Виктюку. Когда Коляда приехал на московскую премьеру, в зал его не пустили. Ну, кто таков? Человек с улицы, представившийся автором пьесы. Свободных мест не было, а пробегавший в умопомрачительном костюме Виктюк на ходу пообещал помочь, но куда-то исчез. Коляде удалось посмотреть свое творение из  будки осветителей.  

Виктюк поставил «Рогатку» и в Италии, где спектакль назывался «Ля Фьонда». Его афиша украшала московскую квартиру Романа Григорьевича, висела в гостиной над диваном. Год назад «МК» подробно рассказывал об этом доме уже после смерти  хозяина. «Рогатку»  поставили в Германии и Англии. Она шла в российских театрах в ту пору, когда пьесы распечатывали в столичном Доме актера машинистки, и откуда  режиссеры и завлиты везли свежие машинописные страницы по городам и весям. Если не ставили, то непременно читали, иногда пугаясь смелости автора.  Пьесу напечатали в альманахе «Современная драматургия». Она стала символом свободы 90-х. 

Запретный плод был сорван. Можно было смело рассказывать о пробуждении чувств, самых сокровенных. Но теперь запреты возвращаются, их становится все больше, того гляди в «черные списки» занесут Оскара Уайльда, Артура Рэмбо,  Теннесси Уильямса. Что уж говорить про отечественных авторов. Виктюк создавал чувственные спектакли, воспевающие запретную любовь, и будь он жив, мог бы лишится работы в свете новой повестки.

Николай Коляда много лет преподает, вырастил плеяду уральских драматургов — Василия Сигарева, Олега Багаева, Ярославу Пулинович, воспитал актеров, начал учить молодых режиссеров в Екатеринбургском театральном институте. Именно там  студенты поставили «Рогатку». Получив приглашение на спектакль, Николай Коляда не спешил – много вариаций видел по всему миру. Но спектакль, на удивление,  понравился и позднее был перенесен на сцену «Коляда-театра», но уже при участии его актеров. Теперь режиссер Алексей Балыков и художник Лев Низами работают у Коляды, играют и ставят.

  

«Я в спектакли ничего не менял, — рассказал «МК» Николай Коляда. — Как его сделал Саша Балыков, такой он и есть. Я вообще не лезу в чужие работы. Это как лягушку бросить в молоко – давай взбивай масло и вылезай оттуда. Я могу что-то посоветовать, но не в качестве обязательного указания. Обычно ни слова не говорю.  Мне очень понравилась эта работа, и мы ее перенесли на нашу сцену. По-моему, сценография гениальная. Когда я узнал про то, как Лев Низами сделал дерево, то просто ахнул. Он еще в институте сам его сварил из какой-то ступицы КАМАЗа, которую они нашли с Сашей Балыковым где-то на помойке. Использовали старые стулья как веточки, сделали этот механизм. Я был ошарашен и пригласил ребят к себе в театр. Саша Балыков сразу не согласился. Он сделал в сентябре спектакль и уехал работать в Омский театр драмы,  но проработав три месяца, попросился к нам.   19 января исполнился год, как он у нас работает.  После «Рогатки», которую вы посмотрели вчера,  Саша почти ночью сыграл главную роль в спектакле «Змея золотая». Он играет Янкеля в «Тарасе Бульбе», занят в «Большой советской энциклопедии» и других спектаклях. Поскольку он очень активный, то успел за год поставить  спектакль «Мадам Роза» по моей пьесе. Мы его сюда не привезли, но показываем два эскиза: «Ушко» по пьесе моего студента  Евгения Перминова и «Хорошего понемногу» по пьесе  другого моего студента Ильи Перцева.  И все это сделал Саша. Он хочет поставить «Бесприданницу». Когда вернемся  из Москвы,  подумаем об этом. А вообще он с 1 февраля начнет  репетировать в Каменск-Уральском театре. А Лев Низами  уже несколько спектаклей у нас оформил как художник.  Руки у него золотые. Он может сделать все, что угодно, починить любую  вещь — часы, цепочку, компьютер. Просто чудо! У меня же никогда не было художника. Такие два  приобретения у меня в театре! Радуюсь этому.

Центром мироздания в спектакле «Рогатке» стало металлическое дерево, напоминающее  рогатку. На нем сидят и висят, летают, уцепившись за ветви как на карусели. Ладные тела молодых женщин и мужчин движутся словно в ритуальном танце, и это производит магическое впечатление на зрителей, многие из которых уже и не знают, кто такой Виктюк, чьи традиции, как видим, не умирают.  В  полумраке сверкают  венки, украшающие головы героев, как в какую-нибудь майскую ночь. Такие же кремовые цветы зацветут и на дереве-рогатке. Оно одиноко торчит на крошечном острове посреди темных вод из черных лент. В них плавают женщины со свиными рылами. Тут настоящий скотный двор. Поросячьи мордочки вылезают изо всех щелей. Иногда выплывают и другие «рыбины», вроде соседки – «общей» Ларисы (ее играет ученица Николая Коляды Дарья Кызынгашева), готовой любому мужчине сказать: «Добро пожаловать!» и предложить свои услуги. 

У дерева обитает 33-летний Илья (Евгений Корнильев). Он прирос к нему. Получив производственную травму, Илья лишился ног. Живет один, женщин сторонится, особенно назойливую Ларису, навязывающую свою отвратительную близость, и, возможно, имеющую виды на его скромную жилплощадь. Илья девственник, и женщины являются ему во сне – одновременно манящие и отталкивающие. Знакомство с 18-летним Антоном (Дмитрий Брейкин) из дома напротив, многое меняет в его жизни. Теперь есть с кем поговорить обо всем — о жизни, женщинах, матери. Ничего запретного не происходит. Только однажды герои  испытают то, что может сделать их изгоями, а потом расстаются. 

Звучит музыка, почти как у Виктюка. Совместить вульгарное с высоким умел идеально только он.   У молодых — свои гимны любви и совсем другой порог чувствительности.  

Источник: mk.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.