НОВОСТИ СО ВСЕГО МИРА
Мигранты в Москве. 150 тысяч в месяц на такси — это тяжело, зато в Таджикистане дом построишь и за невесту калым заплатишь

Мигранты в Москве. 150 тысяч в месяц на такси — это тяжело, зато в Таджикистане дом построишь и за невесту калым заплатишь

Мигранты в Москве. 150 тысяч в месяц на такси — это тяжело, зато в Таджикистане дом построишь и за невесту калым заплатишь

Фото: Станислав Красильников/ТАСС

30 и 31 декабря я по традиции работал в своем родном Чертаново Дедом Морозом. Снегурочки не было, искать ее было лень, так что работал «в одно жало». Тариф сделал плавающим, заказов было навалом. Развозили меня по адресам на такси. Это было включено в стоимость программы. Клиенты сами заказывали мне такси, я же прямо в костюме Деда Мороза с посохом наперевес нырял из одной машины в другую.

Таксистами были исключительно таджики, так что поговорить было о чем. Водители были из разных регионов страны — из Хорога, Куляба, Гарма, Файзабада. Фактически я провел опрос фокус-групп. И узнал для себя массу интересного из жизни мигрантов в России. Фактически открыл для себя этот ранее неизвестный мне мир.

Итак…

Открытие первое. Вопреки расхожему мнению, мигранты в Москве никогда мало не зарабатывали. Они сюда не для поддержки штанов приехали. Они приехали свое будущее устроить. Да, формально у них заработки небольшие. Но это только формально. На деле «бакшиш» и «навар» у них в разы больше официально заявленных сумм. У тех же московских таксистов заработок менее пяти тысяч в день считается неприличным.

При хорошей пахоте без выходных можно заработать 150 тысяч в месяц. Но это тяжело. Потом «отмокать» долго придется. Но некоторые на это идут.

Обычно происходит тогда, когда на исторической родине надо поставить фундамент дома, подвести его под крышу, выдать замуж дочь или женить сына. Или самому жениться — хватит и на калым, и поляну гостям в ауле накрыть, и музыкантов заказать, и свадьбу достойно справить. А потом с молодой и уже беременной женой снова возвращаться в Москву.

Здесь за баранкой уже можно сбавить обороты — работать сутки через сутки, или двое через двое, или «три-на-три». А то и вообще на пятидневку перейти. Зарабатывать свои скромные 70−80 тысяч и в ус не дуть.

— Но, как правило, скромно жить у таджиков не получается, — говорит Фирдоуз Раджабов. — Жизнь всегда поднимает планку. То родичам нужно помочь, то старого бабая подлечить, то передачу в тюрьму племяннику «намастырить» (погорел, дурак, на поставке афганского героина в Москву — он его в запаску запихал на своем «Жигуленке»… Вот его «русиро ментар» и повязал). Главная задача у таджиков-таксистов — не пустить в этот бизнес русских.

С киргизами и узбеками вроде бы договорились. И разделил все таксопарки. Это — вам, это — нам, и яхши. Здесь проблем нет. Но в последнее время русские пронюхали, что в такси можно хорошо заработать. И стали внедряться в наш бизнес.

Причем не только (и не столько) москвичи. Эти по-прежнему спят в одном ботинке. Едут русские из регионов — из Пензы, Ярославля, Твери, Калуги. В последнее время наплыв из Крыма пошел. Мало того. Владельцы таксопарка — у нас это армяне — после проигранной карабахской войны стали щемить помаленьку.

Бороды наши им, видишь ли, не понравились. Да, черные, как смоль. Да кудлатые. Да, до пояса. Да, выглядят устрашающе. Но любой нормальный муслим из Точикистона должен иметь такое хозяйство от бровей и до пояса. Это красиво. Вы, говорю, еще афганцев не видели. У тех вообще борода — как шуба.

Ну, а так — не жалуюсь, брат. Таджик свою сотню тысяч в Москве всегда поднимет.

— Я в Москве уже двадцать лет, и никогда плохо здесь не жил, — изливает свою душу залетному Деду Морозу Бободжон Меджидов из Гарма, шевеля черными бровями, вращая кудлатой бородой и рулем одновременно. — Чем только не занимался: фруктами торговал, дома и дачи строил, квартиры ремонтировал, склады возводил, теперь вот баранку кручу.

Когда приехал в Москву — ничего не умел. Только самсу в тындыре запекать и в нарды играть. Здесь всему научился. Начал с пластиковых окон и дверей, закончил евроремонтом.

Кухонные гарнитуры собирали, рестораны с барами отделывали. Кухню за один день собрать могу. А это — от пятнадцати тысяч и до двадцати пяти. Недавно деревянные евроокна из аргентинской вишни клиенту вставляли. Вообще круто по деньгам, брат. А потом коттеджи строить начали.

Все Подмосковье объездил. Каких только не делали — и из бревен, и из кирпича, и каркасники собирали. Только что космодром не строили. А теперь с интернетом — совсем хорошо. Если что-то не умеешь, не знаешь, вечером в посмотрел, и утром уже все знаешь и умеешь.

В нашем бизнесе главное — ­что? Чужих к заказу не подпустить. Ни русских, ни нерусских. Как это сделать, брат? Сначала как можно сильнее снижаешь цену. А потом в процессе работы начинаешь ее потихоньку поднимать. Материал не тот — надо подороже, работы оказалось больше, чем планировалось, сама работа сложнее, чем предполагали… И так далее. Причин можно много найти. В результате по деньгам получается «то-на-то», что и с твоими же конкурентами. Но заплатит эти деньги клиент уже тебе, а не им…

Второй миф, который развеял мой соцопрос в такси — то, что все мигранты мечтают получить российское гражданство.

— Раньше — да, мечтали, — говорит Курбон Мирзоев — Это сильно облегчило бы нам здесь жизнь. Самое приятное — у вас гражданам России за детей платят. Ребенка родил — деньги на машину получил. А машина — это уже заработок. Точикистон никому за детей ничего не платит. И никогда не платил. Все знают, что таджик и так рожать детей будет без устали. Аллах велит.

Вон у наших соседей-афганцев ситуация вроде бы еще хуже. Живут от лепешки к лепешке. Плов — уже праздник. А детей даже больше, чем у нас. Но они еще и героином прирабатывают. Он у них хороший.

А сейчас — самое неприятное: станешь гражданином — на сражение с Украиной заберут. И будут платить ровно те же деньги, что я и так могу заработать. Да и не хотим мы, таджики, в России жить. Климат здесь не тот, люди не те, нравы другие. Намаз в коридоре делаешь — соседу не нравится. Россия для нас хороша только тем, чтобы зарабатывать деньги. А потратить их мы и дома сможем…

Вот такие откровения только за один предновогодний вечер. Как сказали бы братья Стругацкие, «в действительности все оказалось не так, как на самом деле».

Источник

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.